Вы здесь: Главная / Новости / Есть ли будущее у бриллиантов?

Есть ли будущее у бриллиантов?

Автор: Това КОЭН, Ари РАБИНОВИЧ — Последнее изменение: 2017-05-01 13:45
В номере израильского еженедельника "Эхо" от 20 августа 2015 г. опубликован перевод Арика Лернера статьи из газеты Джерузалем пост «Есть ли будущее у бриллиантов?»

vОригинал статьи:
Jerusalem Post 26 Jun 2015
Uncertain future for diamonds as profits vanish
by TOVA COHEN and ARI RABINOVICH
Среди моих друзей на фейсбуке есть немало специалистов в области добычи, переработки, огранки, ювелирного дела, инвестиций.
Надеюсь, что приведенный ниже перевод статьи на русский язык приведет к дискуссии. Буду рад участвовать и комментировать Ваши отзывы.
Итак, текст статьи:

Долги алмазодобытчиков банкам достигли в 2014 году 15,4 млрд долларов. Судя по всему, отрасль ждут тяжелые времена
Семейные предприятия, которые составляют мировую торговлю алмазами, в течение последних пяти лет постоянно теряли свою прибыль вследствие неустойчивого финансирования, увеличения затрат и неопределенного спроса со стороны клиентов, которые предпочитают украшениям высокотехнологичные гаджеты. Производители, которые занимаются огранкой и полировкой алмазов, оказались зажаты между гигантскими горнодобывающими компаниями, поднимающими цены на необработанное сырье, и крупными розничными сетями, которые требуют скидок, чтобы не снижать уровня продаж драгоценных камней.
В то время как в прошлом году потребители по всему миру потратили на ювелирные изделия с бриллиантами рекордные 80 млрд долларов, в 2015-м производители, как ожидается, разделят между собой прибыль всего в 100 млн долларов. Это составляет половину прошлогодней суммы и на 900 млн долларов меньше, чем в 2010 году. Такие данные приводят два авторитетных консультанта в отрасли Хаим Эвен-Зоар из компании Taсy и Пранай Нарвекар из мумбайской фирмы Pharos Beam.
По оценкам Эвен-Зоара, 300 тыс. китайских и индийских рабочих были уволены из почти 1 миллиона занятых огранкой в этих двух странах, где сосредоточена большая часть мирового производства.
«Правило спроса и предложения не всегда относится к алмазной отрасли», — говорит шлифовщик высокого класса Йорам Дваш, который отдает необработанные камни небольшим полировальным предприятиям. За прошедший год он послал своим субподрядчикам на 20 процентов меньше прежнего объема.
«Наше производство — это не просто работа, это еще и любовь, — объясняет Дваш. — Вы берете необработанные камни, имеющие различные и случайные формы, — и превращаете их в самые ценные вещи в мире. Но эта любовь стоит много денег. И цены на сырье все ползут и ползут вверх — безо всякой связи со спросом».
В долгосрочной перспективе отрасль нуждается в поддержании потребительского спроса, в то время как сегодня люди, имеющие свободные деньги, скорее приобретут новый смартфон, чем драгоценности. Пользующиеся наибольшим спросом в этом году наручные часы не инкрустированы бриллиантами, а имеют сенсорный экран.
«Вы когда-нибудь слышали о 20-летних молодых людях, выстаивающих всю ночь в очереди у дверей магазина, чтобы утром купить ювелирные изделия?», — спросил делегатов отраслевой конференции, проходившей в роскошном тель-авивском отеле, Эрнест Блом, президент Всемирной федерации алмазных бирж. «Я — нет, — ответил он на собственный вопрос. — Мы отстали от времени».
В мае этого года ведущие горнодобывающие компании сформировали Ассоциацию производителей бриллиантов с акцентом на стимулирование потребительского спроса. Но ее годовой бюджет составляет всего 6 млн долларов, что, по мнению большинства делегатов конференции, явно недостаточно.
Производители и дилеры зависят только от горстки добытчиков, которые контролируют большую часть добычи алмазов в мире и говорят, что у них нет иного выбора, кроме как перевести свои высокие издержки дальше вниз по цепочке на сети поставщиков.
Вот уже около двух десятилетий не было обнаружено ни одного крупного месторождения. Алмазодобытчики говорят, что прилагают все усилия, чтобы не сорвать поставки.
В 2013-м производство упало на 26% по сравнению с уровнем 2005 года, хотя нынешние расчеты показывают, что с тех пор оно несколько поднялось.
Южноафриканская компания De Beers, которая является лидирующей на алмазодобывающем рынке в стоимостном выражении, сообщила, что текущие проекты обходятся ей в более чем 3 млрд долларов. Российская компания АЛРОСА, крупнейший мировой производитель по объему добычи, только что завершила строительство трех подземных рудников по 1 млрд долларов каждый.
De Beers признала, что высокие затраты на необработанные алмазы привели к изменениям в гранильной отрасли.
«Эта тенденция, как ожидается, повлияет на способ работы промышленности, — говорилось в отчете De Beers за 2014 год. — Менее устойчивые компании по переработке сырья, возможно, придется закрыть, форсируя консолидацию на рынке».
Мартин Рапапорт, чья Rapaport Group является основным источником информации о ценах на алмазы, сказал, что добытчики приняли паллиативное краткосрочное решение о повышении цен на свою продукцию. Но когда шлифовальщики и торговцы больше не смогут позволить себе приобретать алмазы, De Beers и АЛРОСА пострадают. Чтобы предотвратить это, им придется снизить цены и «больше не заниматься получением разовой прибыли», сказал Рапапорт.
De Beers уже сократила прогноз добычи на 2015 год из-за слабого спроса. Цены компании АЛРОСА снизились в этом году на 6%.
Президент АЛРОСА Андрей Жарков рассказал в интервью агентству Reuters, что падение цен «позволит производителю получить прибыль и сохранить потребление». Тем не менее, компания заявила, что по-прежнему предвидит рост цен в этом году.
Доходы производителей могут также уменьшиться из-за действий торговцев, в том числе крупных сетей, которые объединились, чтобы сократить расходы. Так, в прошлом году произошло слияние двух крупнейших американских сетей ювелирных магазинов среднего уровня: Signet Jewelers приобрела Zale Corp. за 1,46 млрд долларов. А гонконгская Chow Tai Fook Jewellery Group, крупнейший в мире (по рыночной стоимости) ритейлер, купила базирующуюся в США компанию Hearts on Fire за 150 млн.
По словам упомянутого выше Хаима Эвен-Зоара, хотя в целом розничные продажи драгоценных изделий оставались на плаву, ювелиры теперь вправляют в них все более мелкие бриллианты, к тому же в меньшем количестве. «Производителей алмазов и трейдеров мало радует то, что розничные торговцы драгоценностями продают больше ювелирных изделий, в которых содержится меньше бриллиантов, — говорит он. — Это лишь увеличивает показатели роста, касающиеся ритейлеров».
Низкие доходы затрудняют производителям получение у банков финансирования на закупки необработанных алмазов и возможность держать их, пока они не будут проданы. Их задолженность банкам на конец прошлого года Эвен-Зоар и Нарвекар оценивают в 15,4 млрд долларов.
Производители вынуждены обслуживать долг в то время как они занимаются добычей алмазов, рискуя тем, что цены могут упасть, прежде чем они получат готовый продукт на продажу. Этот риск беспокоит банки, которые сокращают кредитование, а то и прекращают его полностью. Так, израильский банк «Леуми» закрыл свой алмазный бизнес, а бельгийская группа KBC сообщила, что сворачивает деятельность Antwerp Diamond Bank. Кредиторы в Дубае, такие как Национальный банк Фуджейра, пытались заполнить пробел в финансировании, но трейдеры говорят, что этого недостаточно."
Това КОЭН, Ари РАБИНОВИЧ